О рассмотрении финансовым уполномоченным споров, связанных с незаконным переводом пенсионных накоплений в НПФ

Рассмотрение споров граждан с негосударственными пенсионными фондами (НПФ) из-за неправомерного перевода их пенсионных накоплений в соответствии с действующим регулированием находится вне компетенции финансового уполномоченного, и передача ему таких дел потребует предварительного обсуждения и изменения законодательства, заявил Главный финансовый уполномоченный Юрий Воронин, комментируя сообщения отдельных СМИ на тему возможного привлечения финансового уполномоченного к решению этой проблемы.

Негосударственные пенсионные фонды попадают в юрисдикцию финансового уполномоченного в 2021 году. Однако по действующему закону1 такие споры не относятся к компетенции финансового уполномоченного, поскольку в досудебном порядке рассмотрению подлежат только имущественные претензии, а в данном случае речь может идти о мошенничестве при переводе гражданина из одного фонда в другой, объясняет Главный финансовый уполномоченный.

«Для установления и пресечения этого вида правонарушений законодательством установлена специальная процедура, в которой финансовый уполномоченный не может быть задействован. Наделение финансового уполномоченного оперативно-следственными и тому подобными функциями не представляется возможным, поскольку противоречило бы целевому предназначению данного публичного института разрешения споров», – говорит Воронин.

По его мнению, вопрос возможности финансового уполномоченного в досудебном порядке решать споры о неправомерно переведённых пенсионных накоплений из одного фонда в другой может быть рассмотрен после 1 января 2021 года в рамках развития и совершенствования закона. Сейчас такие споры решаются только в судах, отмечает Воронин. «Однако при этом необходимо иметь в виду, что для реализации подобного подхода потребуется не только внесение соответствующих изменений в действующий закон «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг», а также обязательное установление в надлежащем порядке самого факта мошеннического перевода средств пенсионных накоплений из одного фонда в другой, о чём уже отмечалось выше», – подчёркивает Воронин.

Авторы предложения, обсуждаемого в настоящее время в средствах массовой информации, к сожалению, слишком упрощённо подходят к решению проблемы мошенничества в сфере деятельности НПФ, считает Воронин. «Им ошибочно представляется, что это правонарушение можно установить посредством почерковедческой экспертизы, что очень далеко от действительности. Такая экспертиза – это только один из возможных способов установления факта правонарушения, который не всегда применим (например, в случаях использования электронной подписи), не отменяющий необходимости соблюдения процессуальной процедуры доказывания подобного факта со стороны правоохранительных органов», – утверждает Воронин.

По его словам, финансовый уполномоченный с пониманием относится к задаче по разгрузке судов от рассмотрения типовых споров, которые могут быть быстрее и эффективнее рассмотрены в досудебном порядке. Однако отнесение к досудебному порядку споров, вытекающих не из ошибочного применения законодательства финансовыми организациями или не из неправильного понимания законодательных норм потребителями финансовых услуг, а вызванных правонарушениями, требует очень серьёзного профессионального обсуждения всего комплекса проблем, взаимосвязанных с такого рода спорами, на основе анализа предлагаемых проектов решений. «В этой связи отмечаем тот факт, что в настоящее время никаких официальных предложений о расширении функций финансового уполномоченного в Службу не поступало», – резюмирует Воронин.

1 Федеральный закон от 04.06.2018 № 123-ФЗ «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг»